И как тут жить? Этот мир настолько сказочный и настолько ранящий, что каждая настоящая секунда словно кожу сдирает — заживо. Неуловимая, неповторимая, прекрасная до крика — она стирается первым же движением секундной стрелки. Снова возникает — но другая, совершенно новая; вновь прекрасная, вновь неповторимая, лучезарная, сияющая, огненная… стертая. И возникающая заново — в новом обличье, неузнаваемая и не узнающая тебя.

Как можно вынести эту муку? Как можно это принять?

Смириться?

Какого размера нужно иметь сердце, чтобы не кричать от боли, которой одаряет это терзающее наслаждение — жить? Во всю грудную клетку? Во все тело? Во весь дом? В город? В планету?

Какими должны быть глаза, чтобы они не ослепли от невыносимого сияния сменяющих друг друга реальностей?

Фальшивые секунды еще полбеды: с ними каждый смирится — кредиты, которые мы некогда бездумно брали, и вот теперь возвращаем: дни, отданные работодателю; месяцы — интернету; годы — телефонным разговорам и мимолетному флирту... С этим всем еще можно было бы жить.

Но что делать с секундами настоящими?! Что делать, когда такая секунда растягивается в минуту, в час, в день? Что делать, когда это восхитительное сияние, способное приручить даже мимолетным прикосновением, угасает и холод охватывает так некстати открывшееся сердце?

Куда сбежать от себя? Куда спрятаться? Где отыскать эту невероятную потерю, с которой невозможно смириться?

Угасшая секунда навсегда угасла. Не будет такой больше, никогда не будет. Только подделки похожи, в то время как все настоящее изготавливается поштучно. Можно искать новую — долго, настойчиво... и совершенно случайно узнать ее в новом обличье — лишь на мгновение — и тут же потерять. Увидеть такое подобно тому, чтобы словить за хвост неуловимую молнию: изловчившись на сотнях неудач, ты однажды получаешь наградой слепящую вспышку... и собственный пепел. О, нет! Простое человеческое сердце не в состоянии такое выдержать!

Ким Киуру. «Петля в небе»