Там, вверху (стихи)

...Гуляя в замерзшем саду,

Я видел сегодня цветок.

Острые листья его

Сказали о звездах.

...На звезды смотрел я сегодня.

Они прошептали

Об острых листочках цветка,

Которым судьба —

Завтра сказать мне о звездах.

06.12.2007

***

 

Слово об Улыбке

 

Вошедший в сиянии Высших огней

Колени свои преклонил.

И летопись прожитых Огненных дней

Открыл для Судьи Гавриил.

В Чертогах Архангельский голос воспел

Принятие множества мук,

К которым Архат устремленно летел,

Рождаясь в мир горьких разлук.

Как будто бы в искрах Люциды огня,

Горели прошедшие дни.

Архат же у Трона Единой стоял,

Не смея поднять головы.

Ведь муки, страданья — то было ничто,

Простейшая Карма пути,

Жестокий, но честный помощник его,

Умевший за руку вести.

Умевший, где надо, пришпорить: «Вперед!!!»

Ведь в омуте плотных миров

Бывает променян Небесный полет

На жажду телесных оков.

У Трона Сиятельной пел Гавриил,

У Трона стоял и Архат.

Уставший в Огне напряжения сил,

C трудом он вернулся назад.

«Мой Мальчик, Вверху есть десятки Миров,

Где с радостью примут тебя», —

Сказала Мать Мира, и отзвуки Слов

Мерцали, как капли дождя.

И слезы сверкнули в Архата глазах —

Довольна Свершеньем Она...

Ведь были ошибки, отчаянье, страх,

И горечь когда-то была.

Наверх уходить? К Высшим Сферам иным,

Что вспышками в Небе горят?..

Но кто же поможет тогда остальным

Ко Сферам направить свой взгляд?

«Ведь Ты же их любишь — всех глупых и злых,

Заблудших в страданьях детей.

Ведь Ты же их любишь — всех братьев моих,

Заклятых моих палачей».

И Матерь с улыбкой спустилась к нему,

И поднял он трепетно взгляд.

И, Подвига зная простую цену,

Он в мир устремился назад.

23.04.2005.

* * *

Молитва

 

Владыка мой Пастырь, позволь мне идти

Тропой, где жив клекот орлиный,

Где камни и снег покрывают пути,

Ведущие вверх, на Вершину.

Пусть тернии вьются вокруг моих ног,

Страданья пусть душу изранят...

Дай сил, чтобы помнить — я не одинок...

Дай Руку мне, что не обманет!

Пошли мне лавины, ущелья и лед...

Сотри обходные маршруты.

Учи устремляться всей силой вперед,

Срывая усталости путы.

Зачем мне Вершина?..

Мне сложно сказать...

Но душно мне стало в низинах.

Сквозь пламя и лед буду путь свой держать,

Чтоб Света испить на вершинах.

Мне так тяжело, но Тебе тяжелей

Творить миллиардам дороги.

Так дай же нам горести наших путей —

Где мы

Возродимся

Как боги.

01.11.2005.

* * *

Колыбельная

— А ты знаешь такую вот песенку:

 

Много Ангелов на Небе...

Много горя на Земле...

Мы проходим через горе,

Чтобы Путь найти в себе...

 

Голос Святой наполнял ритмы песни, создавая звучание настолько прекрасное, что Жанна онемела от восхищения... Святая ласково улыбнулась, и слезы навернулись на глаза девочки.

...Горе боль нам причиняет,

 В этой боли мы растем.

Счастлив, кто не забывает

Истину про Отчий Дом.

 

Истина нам крылья дарит,

А страдания ведут

Сквозь роскошные трущобы

В те Места, где Прост Уют.

 

22.11.2005.

* * *

Редне Ли

 

Грифель бежит по Холсту,

В Сиянье вплетается Тень.

Одой Вселенскому Творчеству

Приходит к нам новый День.

* * *

Я видел сон: я вдаль стремился...

Я вдаль лететь хотел, как птица...

Я слышал дивный перезвон

Колоколов с Небес... И он

Прощался ласково со мною.

Как будто праздничной гурьбою,

Летел с другими я вперед.

С друзьями, чей пришел черед.

С Небес мы гордо вниз сходили,

В мир, где живут все, как в могиле...

Чтоб муки плотные принять

И в боли свет свой воссоздать.

Мне снилось, как сиянье Неба

Тьма поглощала без ответа.

Сгущались сумерки вокруг,

Чтобы замкнуть рожденья круг.

Тьма занавесила оконце,

Где было Небо, было Солнце...

Где всех моих друзей магнит,

Что память мукой бередит?

Уснул... проснулся... не пойму я.

Я жизнь хотел себе другую...

Полна что светом и теплом.

А тут... так холодно кругом.

И горький плач мой бессловесный

Наполнил утро в день воскресный.

ТАК МНОГО нужно испытать,

Чтобы понять... и воссоздать.

...Проснулся снова... уже утро.

Алеет солнца диск как будто...

Как будто в том далеком сне,

Что ночью дал надежду мне.

27.12.2005.

* * *

Авалокитешвару

 

Я мир обрел среди войны.

Средь грома — шепот тишины.

Среди слепящих вспышек молний

Увидел горные цветы.

Не уставал я устремляться.

Не уставал я в бой бросаться.

Оружья ратный перезвон

Любил я, словно сладкий сон.

Я умирал, я возрождался.

К боям опять спешил, сражался.

Меня убить хотели вновь

Те, чью я раньше пролил кровь.

Они, иль я, случалось, вместе, —

Мы умирали в чувстве мести.

Любовь в сердцах душили мы

Отвратным обликом вражды.

«Постой... — сказала Ты однажды. —

Твои сражения отважны,

Но в своем сердце губишь ты

Любви прекрасные черты...

Ты убиваешь, убиваем,

Ты рубишь или ты срубаем.

Ты вновь родишься, как и “враг”,

Чтоб выбрать в жизни новый шаг.

Когда убийство совершаешь,

Грядущий бой ты зачинаешь.

Ведь убиенный враг стремится

Со злобою в сей мир родиться».

Договорить нам не дала

Летящая в меня стрела...

Ты от стрелы меня закрыла

И, улыбнувшись, умерла.

Ты много жизней приходила,

Со мной о Правде говорила...

И рядом Ты была, когда

Не поднял меч я на врага.

Я умирал, а он был рядом,

И взгляд его был налит ядом.

Я прошептал: «Прости, что я

Так страшно отравил тебя...»

Я умирал, я возрождался,

Я вновь и вновь с собой сражался

И к бывшим недругам опять

Стремился, чтоб свой яд забрать.

И вот, один из тех «врагов»

Обнял меня, что было силы...

И прошептал, что из могилы

Он к Жизни двинуться готов.

Ты часть Себя в нас оставляла,

Когда за нас ты погибала,

Когда Учила вновь и вновь

О том, что Бог наш есть Любовь.

 

Кто Ты была? Мы не узнали...

Но в мраке лучик увидали.

И лучик стал Твоим Лучом,

Чтоб Дверь открыть Любви ключом.

 

Мы мир нашли среди войны.

Средь грома — шепот тишины.

Среди слепящих вспышек молний

Нашли в себе покой Весны.

26.07.2006.

* * *

 

Мать Мира

 

Держась за Полог Твой, спешу

В Иерусалим Живого Света,

Откуда первый Луч Рассвета

Нас кличет рано поутру.

Хочу коснуться Твоих Рук,

Рукой своей души-младенца.

Хочу, чтоб Свет Твоего Сердца

Провел меня над морем мук.

Хочу к Тебе приникнуть я

И никогда не помнить боле,

Как, пригубив Свободной Воли,

На грех меняли мы Тебя.

Как Мрак делил нас пополам,

Как Твои слезы нас прощали...

И, павши в тьму, Любовью стали —

Цветком Огня у Входа в Храм.

 

15.10.2006.

* * *

 

Знаки Христа

 

Едва заметно, призрачно мерцала

Пустыня в фосфорном сиянии луны,

И многие мечтанья-сны

На землю блеклым пеплом оседали,

Чтобы удобрить

Подвигов цветы.

И звезд небесных тихое движенье,

И мягкий шорох сони-ветерка,

И дюнами застывшие века —

Все в той ночи нашло отображенье...

В пустынной ночи,

Что, как сон, тиха.

И вечность, словно кошка, кралась

По гребню дюны, в прошлое спеша...

Но все же огибала, чуть дыша,

Фигурку хрупкую... что в дюнах затерялась,

Хотя в Бессмертие

Уже давно вошла.

В глазах Его пылали боль и счастье,

В дыхании был слышен тот Покой,

В котором затихает Смерти вой, —

Так побеждает Дом зимы ненастье,

Приняв в Себя

И обогрев Собой.

Ему открыты были звездные просторы,

В песчинке лицезрел Он целый мир...

И в равновесии вселенских сил

Он Светом озарял пески и горы,

К которым Его Путь

Прийти благословил.

Он Радость с радостью менял на горе,

Покой спокойно Он менял на боль.

Он осознал, что этой жизни соль

Должна быть солона — чтоб капля, павши в море,

Вобрать сумела

Волн прибрежных роль.

И вот... мерцала перед Ним пустыня.

И вот... заждался вдалеке Иерусалим.

И крест... с кустами терния под ним...

Все Его ждало из веков доныне,

Манило все

К Давида «малым сим».

И звезды в Вышине слагались в Отчий Лик,

И в Отчий Лик слагался жар пустыни,

И все Пути сияли перед Ними —

Один как Все...

Зачем же проводник

Ведом остался

Звездами другими?..

И вот шаги... шаги... Все ближе Друг.

Он хочет рассказать, что путь утерян...

Но, будучи Путям Господним верен,

Понять Он сможет, как замкнется Круг

Под Сводом Храма...

...— Мы потеряли путь, надо дождаться звездного положения, —

донеслось до Христа.

— Россул Мориа, что Нам путь, когда вся земля ждет Нас?

09.12.2007.

* * *

 

Любовь

 

Любовь приходит незаметно,

Расцвечивая ярко мир.

И сотни красок щедро-щедро

Берет из тысячи Палитр.

Любовь рисует Солнца лучик,

Чтоб виден стал Небесный Свет

И чтоб струились из-за тучек

Мечты стремлениям в ответ.

Любовь рисует вспышки листьев,

Что пляшут, ветер оседлав.

Кружась, несутся быстро-быстро

Снежинки, с тучек в небе пав.

Любовь рисует пешеходов,

Улыбки — искрами в глазах.

В улыбках — радость и свобода:

От жизни, что стучит в сердцах.

Любовь рисует и рисует

Деревья, Солнце, Неба круг...

Пусть мир светлей и ярче будет

От красок, что горят вокруг.

...Любовь приходит незаметно,

Расцвечивая ярко мир.

Так пусть же краски щедро-щедро

Возьмет из наших душ-Палитр!

* * *

 

Вне ваших дорог есть сотни дорог.

На них — отпечатки от тысяч сапог.

Идите же смело своею дорогой —

Однажды сойдутся следы от всех ног.

* * *

 

Л.

 

Стремимся.

Верим.

Падаем.

Встаем.

Что ж боль потери

Горным бьет ручьем?

Приходим: «Здравствуй...

Помнишь ли меня?»

Трепещет сердце,

Эхо лет храня.

Холодный взгляд

И безразличный голос:

«Вы обознались... я не знаю вас».

И будто страшный безграничный холод

Вонзает в сердце миг, минуту, час.

Уходит прочь, оставив боль в ресницах.

Боль, видную в кристаллах мерзлых слез...

Боль, что столетьями мне будет сниться,

Хоть и ответ неважным станет... и вопрос.

06.12.2006.

* * *

 

Л.

 

Зачем кружится стая голубей

В осеннем неподвижном небе?

От их полета станет лишь больней

Тем, кто сто лет уже на небе не был.

Чей дух стремится в синеву Небес,

А ноги в терниях запутались кровавых.

Чью спину гнет к земле тяжелый крест,

От сильных смертью отделяя слабых.

И кружат вороны зловеще над крестом,

И каркают, и предрекают гибель.

И люди встретят злобным хохотком

Того, чей путь — в Незримую Обитель.

И плюнут вслед, безумцем назовут.

И пересуд пойдет в житейских сплетнях.

И камни по корзинам соберут,

Чтоб сделать встречу новую приметней.

Найдут покойного и крест чрез пару дней.

Крест разломают на решетку для темницы...

И не заметят, что семейство голубей

Дополнилось сияющею птицей.

10.12.2006.

* * *

 

Л.

 

Я хотел бы понять, о чем плачет душа.

Я хотел бы летать в небесах не спеша.

Я хотел бы смотреть на просторы лугов.

И хотел бы забыть всех смертельных врагов.

Я хотел бы познать, о чем шепчут ветра.

Я хотел бы принять все, чем память жива.

Я хотел бы собой обнимать небосвод.

И летящей стрелой уноситься вперед.

Я хотел бы уметь дать уменье летать.

Я хотел бы пропеть, как Свет-песни слагать.

Я хотел бы познать, Райским Светом дыша,

Как мирам рассказать, о чем плачет душа.

10.12.2006.

* * *

 

Ангел

 

О, как болит душа, как плачет...

Страданья вечны над землей.

Но разве может быть иначе,

Коль далеко Ты, Ангел мой?..

Как больно знать, как больно помнить

Прикосновенья Твоих крыл,

Которые в животной злобе

Закрыл собою плотный мир...

Я стал глухим, слепым, презренным,

Проникнув в плоть своей душой.

И мир Сияюще-Нетленный

Остался где-то там, с Тобой.

Со мной же — только блеклый отзвук,

Клеймо страдания в груди.

Как Ты мне нужен! Ты — мой воздух...

О, сколько боли впереди...

«Но после боли будет встреча...»

Звучит в слезах... звучит в стихах...

«Иди. Иди. Иди. Не вечен

Обман и страх... обман и страх...

 

Боль даст мечту сразиться с болью.

Страх даст мечту осилить страх.

Спеши ко Мне... Я успокою

Твой дух в Сиятельных Руках».

 

14.12.2006.

* * *

 

Л.

 

На деревцах дрожит листва.

Все серебрит мороз.

Застыли в небе облака,

Пушистые от слез.

Так рано к нам пришла зима.

И холода, метель

Уже толкутся у окна,

Скребутся в нашу дверь.

Ты смотришь тихо на меня,

В твоих глазах вопрос:

«Чем обогреть нам холода...

Чем растопить мороз?»

Я знаю, что дано мне знать,

Но голос мой молчит...

Страданье-боль издалека

Уже летит... спешит...

Страданье — эхо от любви,

И радости, и грез,

Того, что в Небо нас манит

Тропою горьких слез.

...На деревцах дрожит листва.

И от дыханья — пар.

И скоро ты уйдешь туда,

Где вместо хлада — жар.

Где есть камин, друзья в миру,

И... где несчастлив я.

А я останусь на ветру —

У горного костра...

Сверкнет воспоминаний свет

Столетия спустя.

И хоть скажу тебе: «Привет»,

Не вспомнишь ты меня.

Я улыбнусь тебе: «Спеши...»

И подарю цветок.

Ну а пока мой путь лежит

Чрез горы — на Восток.

19.12.2006.

* * *

 

Дрону и Лене К., вдохновившим меня

на это стихотворение

 

Тебя несу я, положив на спину...

От боли в сердце трепещу душой.

Хоть тяжесть гнет, тебя я не покину,

Ты мой родной...

Хороший... славный мой...

Шажок, другой... и Царствие Святое

Чуть стало ближе. Как ни долог путь,

Мы все ж идем... во Свет Светов с тобою —

Покоем,

Светом радости вздохнуть.

Мы не одни... осмеянные злобой,

Покрытые презрением людей.

Средь боли неизвестные герои

Идут к Голгофе

Неизведанной своей.

О них трепещет, словно птица, память.

О них биенье прерывается в груди.

Но, обессилевший, я слышу в их дыханье:

«Не оступись...

Иди вперед. Иди...»

Закрыв глаза, я вспоминаю Небо,

Корзину, полную цветочных лепестков.

Как мы любили — карапузы Света —

Встречать Героев из Земных Миров.

Как ждали часа, чтобы Их увидев, —

Уставших, изможденных и больных, —

Осыпать розами Их пламенные крылья

Со шрамами от горестей земных.

Как мы любили слушать Их рассказы

О милосердии и радости Любви...

О том, что язвы самостной проказы

Ждут тех, кто сможет их теплом лечить.

В глазах Их были Радость и Страданье.

В глазах Их были Счастье и Печаль.

И, только содрогалось Мирозданье,

Они с улыбкой отправлялись вдаль.

Как мы хотели Им помочь в Их Деле!

Как мы хотели Крест свой получить.

А после, птицей выпорхнув из тела,

Стать верой в людях...

Счастьем, светом быть.

И вот, вместо Небес — воспоминанья.

И вот, вместо мечтаний только боль...

И данные друг другу обещанья

Бессильны осветить для нас юдоль[3].

Но мы идем сквозь скорби паутину.

В словах «Не оступись» — Они.

Пусть язвы станут шрамами на крыльях

В решимости исполненные дни.

И в буднях слыша сердца трепетанье,

Мы говорим себе: «Любовь жива!»

Так пусть же крепнет Светлое призванье

В мозолях от тяжелого креста.

12.04.2007

* * *

В сердечном творчестве Свет воссоздай,

С улыбкой людям ты гостинцы принеси.

Раздай!

Раздай!!

Раздай!!!

Раздай!!!!

Все то, что Пламенем горит в груди...

15.03.2007.

* * *

Роса мерцает на ресницах розы,

Трепещет ветер, подбирая акварель,

Рассвет идет, снимая плащ свой звездный.

В ладонях — Пламя, а в глазах — Апрель.

01.05.2007.

* * *

Мечта Стремлением полна.

Так спит в свече трепет огня.

Так спят в зерне хлебов поля.

Так спим друг в друге Ты и Я.

11.08.2007.

***

Л.

 

— Скажи мне, мой ангел, ты любишь меня?

Ты любишь сейчас и любил ли тогда?

Что было меж нами — со мной навсегда.

Но только скажи мне, ты любишь меня?

— Конечно же, Солнце, конечно, люблю.

Глаза и дыханье, улыбку твою...

Как любим мы лета дары октябрю,

Вот так же люблю я... тебя я люблю.

Всю жизнь, мое Солнце, тебя я искал.

Так ищут зеленый росток среди скал...

Так ищут в пустыне бесценный опал...

Вот так же искал я... тебя я искал.

Я думал тогда об одной лишь тебе.

И жизнь свою слепо я вверил судьбе...

Писал о тебе, как поют о звезде...

Мечтал о тебе, об одной лишь тебе.

Но жизнь, мое Солнце, потрачена зря.

Ведь как ни хотел — не нашел я тебя...

Ведь как ни искал — не нашел я тебя...

Так жалко, что время потрачено зря.

— Ну что ты, ну что ты, и вовсе не зря:

В стихах, что писал ты, горела Заря.

За строками пусть не нашел ты меня,

Но жизнь твоя, милый, не прожита зря.

Другие, когда прочитали стихи,

Зажгли в своих душах остатки Любви.

И вновь они в мире друг друга нашли —

Они, кто твои прочитали стихи.

— Но радость какая от этого мне?

Слова все мои я писал о тебе.

Стихи все мои написал я тебе.

Какая же радость от этого мне?

— Тебе — никакой, но есть радость Ему,

Влюбленные души стремятся к Кому.

Большая и светлая радость Тому,

Кто жизни нам дал... да, есть Радость Ему.

— Но жизнь всю до капли я отдал тебе.

Тебе — моей ненаглядной судьбе...

Тебе — горящей на небе звезде...

Тебе, не Ему, а одной лишь тебе.

— Ты думаешь так, мой милый глупыш,

Мой ласковый, добрый и нежный малыш...

Ты думаешь так, потому что ты спишь...

Во сне грезишь мною, во сне ты летишь.

Но утро придет, и смоет Заря

Из памяти ласковой искорки сна...

Со мною не будешь ты вновь никогда,

О сне позабудешь совсем, навсегда.

— Но, милая, я не хочу забывать.

— Так надо, любимый, так надо опять.

— Но я не хочу тебя снова терять...

— Так надо...

— О нет, не хочу забывать!

— Так надо, так надо, любимый, пойми,

Что сном не связать нам прошедшие дни.

Но главное, милый, с тобой навсегда.

— Что главное?

— То, что ты любишь меня.

 

2002

* * *

Встреча I

Плывет мимо ветер — незримо-великий,

Теплом дышит хвоя, трепещет листва.

Присев под сосною, прекрасной и тихой,

Я грезил о дне, когда встретил тебя.

Мы встретились рано... а может быть, поздно...

Тебя я не ждал, не пытался искать.

Но будто во сне, очень теплом и звездном,

Тебя я обрел... чтоб лишиться опять.

Возможно, судьба наградила свиданьем

Двух странников, некогда бывших вдвоем.

Возможно, о дне этом воспоминанье

В печали согреет незримым теплом.

...Плывет мимо ветер, и нежится хвоя

В лучах Солнцесвета, что в небе горит.

И в сердца ударах мне слышатся двое...

Как будто твое... где-то рядом стучит.

26-28.05.2007.

* * *

Встреча II

Стучат капли по стеклу.

У окна прохладно.

«Я иду к тебе... иду...» —

Шепчет ливень складно.

 

В небе — серых туч покров.

В голове — молчанье.

Пусть мир праведно-суров,

Нас спасет дерзанье.

 

Ты ведь помнишь обо мне.

Память в сердце бьется.

И когда-нибудь во сне

Мир наш к нам вернется.

Я, конечно, буду ждать,

Окна приоткрою,

Чтобы ливень мог шептать

Мне о нас с тобою.

26-28.05.2007.

* * *

Встреча III

Все тягости судьбы спешу в гостях принять...

Всем горестям земным спешу ладонь подать.

Держитесь за меня: я к небесам иду.

Кто хочет — тот со мной!

Выходим поутру!!!

 

Я «горестных гостей» кружочком рассажу,

И чаем напою, и сказку расскажу,

Поглажу я их ласково по сбитым волосам,

Теплом своим отвечу ворчливым голосам.

Капризным их словам я расскажу про свет,

Про радость и тепло... про Истины обет.

Они начнут все хмуриться и будут зло сопеть,

А я им буду ласково

О солнце песни петь.

Потом тихонько всех в кроватки уложу

И поцелую нежно, как будто ухожу.

А сам пойду на кухню и распахну окно.

Мы с ветром помолчим —

Хоть заполночь давно.

Свет лунный разольется, с ним — радость и печаль.

Втроем мы унесемся Ладьей Мечтанья в Даль.

...А утром расспрошу я, о том, кто как поспал.

И всех возьму я за руки, никто чтоб не отстал.

В дорогу мы отправимся навстречу всем ветрам,

Чрез тернии колючие — к Небесным Небесам.

И «горестные гости» в столь горестном пути

Научатся терпенью,

Смиренью и любви.

И в окруженье радостей я в Небеса войду,

Устало улыбаясь, их всех я обниму.

Ну, а когда Ты спросишь, как путь нашел в судьбе,

Отвечу, что все время

Я помнил о Тебе.

30.05.2007.

* * *

Встреча IV

В тишине лишь звук согреть может,

В темноте — лишь свет,

В одиночестве — память.

Я смотрю на небо и знаю, что тоже

Следишь ты за танцем планет.

И веришь — Там нет

Боли, которая ранит.

Наша жизнь — череда созерцаний.

Как вспышки видений, года

Сверкают и тают...

И так, в перемене сознаний,

Стремимся найти мы себя —

Искры большого Костра,

Которые Пламя вмещают.

Я сидел у окна, и вдруг ветер

Тихо шепнул мне, что он

Увидел виденье...

В отблесках лунного света

Ты шла мимо спящих окон.

В глазах твоих звезды и сон

Искали свои отраженья.

Затих звук шагов за углом.

Тебе улыбнулся я вслед.

Подумал, что странно

Скорбеть и терзаться о том,

Что вместе не встретим рассвет,

Когда иной, Внутренний, свет

Горит в нас с тобой непрестанно.

31.05.2007.

* * *

Повзрослей,

Возмужай,

Зов услышь,

Отзовись,

Все успей,

Все раздай

И с улыбкой

вернись.

24.03.2008.



[3]Юдоль — мир поднебесный. Юдоль плачевная, мир горя, забот и сует... (толковый словарь Даля)